02:49 

Поединок четырех Йокодзун - номер первый, "Сказочик"

Rusminin
THERE IS NO JUSTICE, THERE IS ONLY ME...


Имя Субъекта – Тимоти Уолтер/Уильям Бёртон
Дата Рождения – 25 Августа 1958г.
Место рождения – Бербанк, Калифорния, США.


Кандидатская диссертация на звание Йокодзумы – “Биттлджус”, 1988г

Квалификационные тесты:
1989 – Бэтмен
1990 – Эдвард Руки-Ножницы
1992 – Бэтмен возвращается.
1994 – Эд Вуд
1999 – Сонная Лощина
2003 – Крупная рыба
2005 – Чарли и Шоколадная Фабрика
2005 – Труп Невесты
2007 – Суинни Тодд.

Характеристика соревнующегося:

Думаю, что не стоит слишком много расписывать все и каждые особенности режиссера Тима Бёртона, благо он довольно известен и многими горячо любим. Также как, казалось бы и нет особой необходимости расписывать почему он заслуживает высокого титула Йокодзума, благо целая плеяда потрясающих кинокартин(А фильмы Бёртона следует называть именно так, это именно кино-Картины, а не что либо еще) говорит сама за себя.
Бёртон достаточно быстро почувствовал свой собственный художественный стиль, который оказался поистине уникальным, и далее он использовал его чтобы рассказывать истории, простые или сложные, однако неизменно чувственные, глубокие и красивые, пусть даже и в кладбищенских декорациях, мрачных задниках и состоящие из кровавых и жестоких событий. Все это пронизано разумностью и логичностью поведения даже сверхъестественных персонажей, горсткой житейской мудрости, достаточно чтобы придать аутентичности событиям и взаимоотношениям, но не так много, чтобы превратить фильмы в занудное морализаторство или претенциозное мудрствование. Скорее же для Тима характерно чувство баланса и меры – баланс света и мрака, баланс мрачных тем и едва ли не воздушно-детских, баланс морали и интереса. Не менее важен и талант Бёртона как руководителя, сумевшего в своем творчестве собрать потрясающую команду, которая дополняет и передает его собственный стиль. И это не только излюбленные актеры Джонни Депп и Хелена-Бонэм-Картер, но и композитор и близкий друг режиссера Дэнни Эльфман, костюмер Колин Атвуд, друг и коллега Генри Селик, поставивший Кошмар Перед Рождеством, продюсер Ричард Занук и другие.
И так, на протяжении многих лет, подобно приличному художнику, Бёртон писал полотна на различную тему, где-то экспериментируя, как в безумном “Марс Атакует”, где-то оттачивая стиль, как в “сонной Лощине”, а где-то немного халтуря (“Планета обезьян” ). Однако при этом невозможно отрицать, что Бёртон был и есть выдающимся кино художником с уникальным стилем и талантом вносить в свои полотна необходимое количества чувств и мудрости. Примечательно, что вносил он это всегда через себя самого, ибо особенности людей и их отношений он всегда видел через зеркало собственные переживания и творческих мук, что хорошо видно, скажем, по фильму “Эдвард Руки Ножницы”, где Бертон аллегорически демонстрирует свою собственную жизнь, как творца. Лично для меня же самым выдающимся его творением и, возможно, даже неким потолком совершенства является “Крупная рыба”. Я выделяю ее из прочих шедевров потому что, даже не прибегая почти к своей излюбленной мрачно-готической палитре изобразительных средств, не используя даже “палочку-выручалочку” Джонни Деппа, в общем – создавая картину в отличном от привычного стиле и палитре, Бёртон, тем не менее, создал полотно, способное по силе, изяществу стиля и глубине влияние на зрителя смело спорить с самыми сильными его форматными работами и даже, возможно, побороть их.
Увы, но в последнее время нет-нет да и подкрадывается ощущение, что Бертон сдал. И нет, его фильмы по прежнему потрясающи, их стиль шикарен, но это напоминает художника, который все что хотел сказать уже сказал, в чьей голове уже не рождаются новые сильные идеи и мысли для картин, кто уже не так остро чувствует человеческую природу, но чей уже поставленный и вымерянный годами стиль все также безукоризнен.
Однако же точно обосновать это чувство достаточно сложно, поскольку Бертон всегда был творцом скорее интуиции, нежели логики, а нет ничего сложнее, чем доказать, что мысли, сообщенные интуитивно слабее тех, что раньше. Однако если в старых его фильмах подобного вопроса даже не возникает даже при многоразовых пересмотрах, где чувствуется непосредственный ум и интуиции творца, которая заключена внутри этих фильмах, то в новых нет-нет а проскользнет червячок сомнения, не пусто ли за этим прекрасно расписанным фасадом? До сих пор проходу этим мыслям не давал “Труп Невесты”, поскольку уж он способен выстоять против осады каверзных вопросов и сомнений, да и вообще наиболее сильный из последних работ. В такой ситуации, в балансировании на краю, за которым долгое, пусть и пологое скатывание вниз, мы и подходим к “Алисе в Стране Чудес”.


Объект подхода – Алиса в Стране Чудес
Категория – вольная экранизация.
Результат – 4.5 (не защитан)

Думаю, что если кто-нибудь сказал бы мне или кому-либо еще из ценителей Бёртона-художника, что он снимает экранизацию Кэролловской Алисы(А они нам таки действительно об этом сказали), то естественной реакцией было бы сказать “давно пора”.
Трудно представить более подходящее друг к другу сочетание. Это даже не столько единство художественных стилей, сколько общий подход к творчеству и событийной канве: работа с метафорами, действие в крайне непривычной и дикой обстановке, имеющей, однако, свою внутреннюю логику, эксцентричные персонажи – словом, прекрасная кандидатура. Однако же чем ближе шло дело к премьере, тем больше было сомнений, которые, в итоге, в определенной степени оправдались. Так давайте же углубимся ближе в фильм и разберемся, почему кажущаяся идеальной идея о Бертонской экранизации Кэрролла обернулась полнейшим фиаско?

The Human Mind: 600 miles of synaptic fiber, five and a half ounces of cranial fluid, 1500 grams of complex neural matter... a three-pound pile of dreams. But I'll tell you what it really is. It is the ultimate battlefield--and, the ultimate weapon. qt Psychonauts
(Человеческий разум: 600 миль синаптических волокон, 5 с половиной унций мозговой жидкости, 1500 грамм сложной нейронной материи... 3х фунтовая куча снов. Но я скажу вас, что такое он на самом деле. Это решающее поле бое... и решающее оружие.)

Одной из основных особенностей фильма, известной еще задолго до самого релиза являлось то, что вместо того, чтобы следовать сюжетной канве оригинала, насколько вообще можно назвать это безумие сюжетной канвой, фильм скорее будет неким произведением “по мотивам”, даже сиквелом, которого с оригиналом объединяют лишь персонажи и все те логические фортели, что щедро представлял оригинал.
И надо сказать, что сам по себе этот прием не только широко распространен и приемлем, но даже весьма поощряем и возможно необходим. Дело в том, что оригинал сам по себе относится к жанру, причиняющему много головной боли натуралистам-классификаторам. Сам Льюис Кэрролл (думаю, нет смысла строить из себя педанта и называть его настоящим именем, да и уважительнее было бы следовать пожеланием самого автора) говорил, что его произведение – не более чем сказка для детей, но я все-таки позволю себе здесь уже не согласится с ним и прямо заявить, что автор лукавит. Потому что, сколько не призывай духов субъективности, сколь не уповай на индульгенцию “Идеи произведения” о которой автор не имел ни малейшего представления, сколько не ссылайся на своего рода литературную апофению и прочие скользкие особенности человеческого восприятия и идущую от них смысловую неопределенность, все-таки такое количество философский идей, логических задач, особенностей восприятия и прочего когнитивного шапито в Алисе отрицать решительно невозможно.
Поэтому “Алиса” – это скорее одиссея по своему собственному разуму, по некой абстрактной способности воспринимать, анализировать и делать выводы. И через эту совершенно абстрактную способность по анализу самой безумной, самой алогичной и странной страны в мире индивид получает довольно неплохое представление о своем собственном мышлении, восприятии, логике и философии, что уже можно прикладывать к реальной жизни. Таким образом, Алиса – это упражнение. Причем довольно тонкое и иозщренное. Это упражнение в таком простом, но в то же время сложнейшем процессе, как мышление. Чистое, свободное размышление, не связанное по рукам дурацкой необходимостью оперировать с реальными и привычными образами, явлениями и связями. Казалось бы – зачем такое хитрое упражнение громоздить на плечи бедных детей? Но, вот же сюрприз, дети вполне себе способны выполнить его, ведь в их собственном разуме похожие вопросы уже задаются. Да, пусть еще криво и робко, пусть ответов они получить не могут, пусть они и не видят, как это применить в жизни, но ведь и не это смысл упражнения. Смысл упражнения – в том, чтобы закрепить определенные навыки. Кто-то схватит их быстро, кто-то будет мучиться годами, но упражнение гарантирует что навыки эти будут получены.
Плюс к этому, мудрый Кэрролл свое упражнение еще и максимально разнообразил, разделяя элементы еще и по сложности. Само собой – сложности относительной, поскольку, в отличие от реальных упражнений, тут отметки на гирях и штангах, обозначающие вес, совершенно отсутствуют. Почему? – Потому что мышление у людей все-таки различается, отсюда и различается сложность задач. Но всегда есть другой элемент, на который можно перейти. Не знаете чем ворон похож на письменный стол – разберитесь кто лучше, Морж или Плотник (Джон Леннон в свое время выполнил это упражнение, а потом долго жалел, потому что решил, что сделал его неверно) Не получается это – представьте что вы – это не вы, а какая-нибудь Мэри Энн. Сложно с Мэри Энн – так ведь есть спящий черный король, во сне которого вся вселенная.
Ну и, пожалуй, главное, что читатель должен был бы вынести из этого упражнения – это то, что мышление, разум, воображение и логика – они в разы больше, объемней, важней и интересней, чем весь этот “реальный мир”, что вас непосредственно окружает. Они не связаны никакой реальностью, они могут действовать независимо от нее.
Для уточнения это мысли, в качестве живого примера я прибегну к стихотворению из “Алисы в Зазеркалье”, а именно знаменитому Джаббервокки (не все, а лишь первые два четверостишия):
"’Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe;
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe.

“Beware the Jabberwock, my son!
The jaws that bite, the claws that catch!
Beware the Jubjub bird, and shun
The frumious Bandersnatch!”


Или в классическом переводе Орловской:

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

О бойся Бармаглота, сын!
Он так свирлеп и дик,
А в глуще рымит исполин --
Злопастный Брандашмыг.


На первый взгляд – полная абракадабра. Но стоит вглядеться – стихотворный размер сохранен, синтаксис на месте, морфология слов осознаваема и вот уже не имея ни малейшего представления о значении слов, которые просто не существуют, мы уже понимаем что же, собственно происходит. А если при этом обратимся к собственному тезаурусу, так еще и найдем родственные слова и поймем, что хрюкотать – это одновременно хрюкать и хохотать, хливкий – это хлипкий и ловкий, а шорёк явно родственник хорька (и возможно штопора). Это наглядно демонстрирует, что и поэзии, и, более шире, языку совершенно не обязательно пешеходное занятие описания реальных предметов или слов. Он выше этого, больше этого. А поскольку язык – это порождение людского разума и соображалки, то это сполна относится и к нему.
Как ни странно, но многие этой мысли не осознают, а у тех, кто осознает, она постепенно может затереться и потеряться. Сама жизнь как-то все больше притягивает к реальности, сиюминутности и тому, что происходит под собственным носом, нежели к философским экзистенциальным вопросам. Ну и надо ли напоминать, что в викторианскую пору, тем более в Англии, необходимость реальности, приличности и соблюдению правил давила сильнее, чем гравитация.

“Встречают по одежке, провожают по уму” – qt народный императив оценки явлений

Это основополагающая черта и приводит к тому, что “Алису” можно, подобно кукле, нарядить в любые одежды, поместить в любую социальную среду, произвести любые внешние трансформации, и это будет понятно и приемлемо, при условии, что сохранится сама структура этого упражнения мышления и восприятия. “Алису” можно бесконечно надстраивать, преобразовывать и использовать, несмотря на то, что собственной философской системы у нее нет, поскольку задача-то как раз научить определять и находить эту самую систему (Это одна из причин, почему я отказываю Матрице, наполненной аллюзиями на Алису, в каких-либо претензиях на философию).
Однако пока что весь огромный потенциал использования Алисы и как непосредственного упражнения, и как сформировавшегося в сознании человечества архетипа, развивался не так уж здорово. Я, конечно, не могу претендовать на подробное и полное знакомство со всеми инсталляциями и метаморфозами “Алисы”, однако складывается впечатление, что большая часть авторов, работающих с Алисой, пошла по довольно примитивному, но извилистому пути, превращая Алису в некий сексуальный символ, соответственно преобразовывая страну чудес в “страну чудес для взрослых”. Думаю, что мне не стоит тратить время объясняя, что если оригинал не был “произведением для детей”, то и делать из него “произведение для взрослых” просто ради самоуспокоения является довольно глупым занятием (хотя об этом стоит поговорить отдельно, что я непременно и сделаю в очерке “об оценке художественных произведений”). Пока что из того, с чем я непосредственно ознакомился, лучше всего получилось у Американа МакГи в его знаменитой игре “American McGee’s Alice”, которая до сих пор остается как одним из пиков в игростроении, так и пиком в метаморфозах оригинала. Фазовый переход, который предпринял МакГи, кажется весьма предсказуемым, но лишь когда его уже увидел. Тогда и приходит осознания в стиле “Ну конечно же, это же очевидный шаг”. А именно:
Рассудив, что если оригинальная “Алиса” – это упражнение в размышлении, и заметив, что по сути Страна Чудес – это своего рода продолжение собственного Алисиного сознания, лишь рассортированного в странном нетипичном порядке, то логичным шагом будет превратить его в упражнении в размышлении, но уже в патологическом сознании.
Так, несчастная девочка потеряла родителей в пожаре и угодила в психиатрическую лечебницу, а некогда сравнительно безобидная и светлая Страна Чудес превратилась в царство смерти и арену кровавых сражений. Теперь же Одиссея Алисы превратилась в поиск собственного здравого ума и во внутреннее избавление от собственной патологии, вызванной пережитой трагедией. Не буду далее распространяться по поводу этой игры, может быть как-нибудь поговорим о ней отдельно, замечу лишь, что, скорее всего, именно по этому сценарию Снайдер собирается снимать свой Sucker Punch.

“-Так чем же ворон похож на письменный стол?
-Не имею ни малейшего понятия.”
qt

Но, боюсь, что мое излюбленное оружие кружащихся слов, метафорических отвлечений и рассуждений о смысле всего и вся не может вечно оберегать меня от печальной необходимости все-таки начать препарировать фильм Тима Бертона, благо есть за что зацепиться, ибо торчащих в стороны выбивающихся элементов предостаточно.
Как уже было показано, преобразование Алисы – вещь объяснимая и приемлемая. И поначалу складывается впечатление, что посыл был угадан точно. Своего рода “сиквел” повествует о том, как опять же подросшая, но по какой-то причине не превратившаяся в панк-секс-бомбу, Алиса, однако, встречается с величайшим врагом/союзником, когда либо встречающимся молодым девушкам Викторианской Англии – перспективой скорого замужества. И на фоне вороха проблем, переживаний, завязок и противопоставлений, которые вызывает это самое неудобное замужество вкупе с поведением обрамляющего его напыщенного аристократического общества, Алиса вновь возвращается в Страну Чудес, найдя ее, опять же, изменившейся.(Кстати говоря тема субреальности, которая связана с собственной психологией героя - это связующая тема всех четырех проектов в рамках поединка четырех Йокодзун) Встречайте, новая “Страна Чудес”! Теперь это самый настоящий отстой!
Вы, должно быть, спросите почему. Как ни странно, но это не потому что я ждал от Алисы такого же красивого, ненавязчивого и уместного 3D как в “Аватаре”(Хотя если на минутку задуматься, надо обладать настолько странным сознанием, чтобы от фильмов ждать 3D, что мир “American McGee’s Alice” покажется царством порядка и нормальности)
Первой и главной промашкой фильма было еретическое и противоестественное действие – они наделили “Страну Чудес” смыслом. И нет, совсем не той преобразованной логикой, как в оригинале. Это самый обычный, привычный и реальный смысл – борьба за власть, опрессорский режим и сопротивление. Подобный шаг несомненно вызвал бы одобрение Гранд-Моффа Таркина, поскольку он позволил полностью избавиться от любых и всех пробивающихся ростков оригинала “одним стремительным ударом”. Только что вручную поймал и расставил по местами приличное количество символов, чтобы описать “Алису”, как упражнение в рассуждении, и вот у нас тут же лишили необходимости вообще любого рассуждения. Все, что надо, кино нам сообщит. А если вы не поймете с первого раза, то оно вам еще раз повторит через излюбленный прием морализаторов всех мастей: “фразой замедленного действия”. [Это прием, когда кто-нибудь говорит главному герою фразу, которая обычно несет за собой какую-нибудь мораль или, например, простую житейскую мудрость, что семья превыше всего. Далее эта фраза какое-то время находится внутри героя, перевариваясь и готовясь к выходу. И вот в какой-то момент создаются такие условия, что фраза находит выход уже из уст героя, тем самым детонируя, и разнося остатки его чертова мозга по всей чертовой округе! Потому что после такого удара моралью по голове что-то самостоятельно мыслить после этого совершенно невозможно!

It was HORRIBLE!” Qt Max]

Придав “Стране Чудес” смысл, они тем самым ее полностью уничтожили. Она рассыпалась, как карточный домик. Потому что сам ее смысл был в том, чтобы быть на первый взгляд безумной, алогичной, непонятной и чудной. Какое же это, во имя Шаи Хулуда, безумие, если местные короли и королевы занимаются ровно тем же, чем и реальные – узурпируя власть?! Равным по цинизму шагом было смена приоритетов. В оригинале Алиса ходила по стране чудес как гостья, большинство жителей либо не обращали на нее внимание, либо же она наоборот крайне всем мешала. Большинство же не то, что не относилось к ней с пиететом, но напротив - как к чему-то примитивному, мешающему и неважному. Лишь в конце, когда Алиса выросла в прямом и переносном смысле, осознав всех, кто населяет Страну Чудес, как к проекциям собственного разума, лишь тогда она получила главенствующую роль. И это логично, потому что с какой это стати мир, окружение и даже подсознание должны перед вами расшаркиваться. У них своих дел По-горло, они крайне опаздывают!
В фильме же к Алисе сразу относятся с пиететом. Для кого-то она – лидер сопротивления, указанный в пророчествах, можно даже выразиться, Избранная (ты смотри-ка, Алиса в стране чудес делает аллюзии на Матрицу, где в свое время уже были аллюзии на Алису в Стране чудес! Приятного аппетита, Ороборос), для других – опасный противник. И, даже не касаясь всего примитивизма данного изложения темы об избранности, такой оборот опять же, совершенно лишает экранизацию всего смысла, поскольку выстраивает вокруг героя структуры, вдоль которых он и должен двигаться. Не путешествовать свободно, подобно Алисе в оригинале, не направляя свои мысли на то, что стоит внимания, но, идя вдоль прямых, как палка, рельсов, притом что сзади еще и подталкивают в нужном направлении.
И, как это не печально, но уже никакие особенности не могут спасти структуру фильма от такого удара. В самом деле, ну не безумный же заяц, бросающий чашки с шотландским акцентом, и не Депп, который изображает безумие, меняя поочередно шотландский акцент, обычный голос и странную шепелявящую манеру, вызывающую Ассоциации с “кирпичом”.
“Коселек, коселек, какой коселек?”.

В самом деле, это не безумие, а так, художественная самодеятельность, вызывающая лишь недоуменное пожатие плечами. Вот и остаются от персонажей только образы, да известные фразы. Парадоксально, но факт: Весь свой смысл персонажи потеряли, как только им насильно всучили, собственно, смысл. Только смысл то их был как раз свой собственный, другой, особый и скрытый поначалу от глаз. А тот, что им торжественно вручили – неоригинален, примитивен и сер. Так что и получить от них нечего, несмотря на любые, пусть и интересные приемы. А уж насколько серой стала сама Алиса, растерявшая все свое природное любопытство и склонность опять же к рассуждению, вкупе с тем еще упрямством. В фильме же это скорее впопыхах пробегаемые мимо микрочерточки.
Много чего и просто выбивается из смыла, причем как из альтернативного, так и из здравого. Например, почему карты и шахматы сражаются на большом шахматном поле? К чему это? – непонятно.
Верхом издевки является рассуждения о названии. Дескать, это место на самом деле называется “underland”, т.е. “подземная страна”, а маленькой еще Алисе показалось что “wonderland”, или “страна чудес”. В связи с этим возникает ровно два вопроса: 1 - К чему вообще нужно это рассуждение в фильме? 2 – Почему же тогда чертов фильм называется “Алиса в гребанной СТРАНЕ ЧУДЕС”?! Если вы знаете осмысленный, и кажущийся разумным ответ на хотя бы один из этих вопросов – позвоните по телефону…
и устройтесь на роботу младшим менеджером по бухгалтерии, поскольку вы невероятно скучный человек.
Так что они действительно не могут знать чем же все-таки ворон похож на письменный стол. Хотя бы потому что даже не удосужили себя подумать на эту тему.

"Мёд, дёготь, расплавленный сыр - все пойдет на прохудившейся шхуне, застрявшей на необитаемом острове" старая матросская мудрость

Нечего хорошего и сказать об основной теме – собственном взрослении и выходе в реальный мир. Поскольку нет обучения размышлению, то и нет никакого размышления – только набор вшитых моральных истин, которые надо выучить. А это, господа, уже не упражнение – это зубрежка. Без понимания, без рассуждения – просто домашнее задание, за которое завтра спросят. Засим и финальное решение можно предсказать еще в самом начале и чуть ли не вплоть до точных слов, и развитие само отходит на совершенно на второй план, хотя и первого то нет. Беда в том, что все это подано довольно уныло, скучновато и предсказуемо. Хотя надо сказать, что возникает какое-то странное ощущение в затылке… дежа вю… где-то что-то было… Да что же я, Труп же Невесты, где сюжет также вертелся вокруг “викторианской свадьбы” по расчету, где тоже была альтернативная реальность, ярче и интереснее обыденной реальности и тоже была поставлена тема протипоставления. Но почему же, черт, там все это было сделано на порядок лучше, изящнее и круче. Почему это так ускользает от моего понимания. Но это не так плохо, как отсутствие ответа на вопрос “Зачем мне смотреть Алису в Стране Чудес, если все это уже есть в Трупе Невесты, причем гораздо круче?”
Было бы искривлением души сказать, что фильм лишен положительных качеств. Всежь-таки хорошие актеры, которые стараются, в повествовании проникло парочка-другая неплохих и интересный отдельных мыслей и фишек, музыка Дэнни Эльфмана неизменно хороша, да и в целом дизайн персонажей, задников и всего прочего заслуживает многих похвал. Хотя не везде оригинальный и продуманный, но те же рыцари-карты созданы весьма здорово, да и рисованные задники вдохновляют, выдавая фирменную Бертоновскую манеру. Да и что говори, мастерство не пропьешь, художественно-постановочная часть на высоте. Только вот теперь за этой художественно-постановочной частью не современная сказка, не трогательная автобиография, не бездна офигенности, творчества и яркой самобытности. За ней теперь унылые серые хлипкие строения. Поскольку в этом фильме Тим Бертон совершенно внезапно оказался не Сказочником, а Имаджинером. Кем-кем?
Имаджинеры – так называют в Диснее тех, кто создает аттракционы и горки в Диснейлэнде. И Бертон в этом фильме выступает именно что Имаджинером, которому поручили разукрасить и построить очередную диснеевскую горку. Поэтому можно в том, каким фильм получился, винить кого душе угодно, а я виню Дисней.

-Where’s he taking the land pirates, Sam?
-They’ll be taken to Disneyland’s vast underground complex, where they’ll be fashioned into a frightening animatronic tableau by skilled Imagineers” qt Sam&Max
(“-Куда он отведет сухопутных пиратов, Сэм?
-Их отведут в огромный подземный комплекс Диснейлэнда, где умелые Имаджинеры переделают их в пугающую аниматронную инсталляцию.”)


У меня есть ряд неоспоримых улик: во-первых, морализаторство, “Фраза замедленного действия” и нахождение героем “себя” в высосанных из пальца моралях – это modus operandi именно Диснея. Далее, автором сценария выступила женщина – Линда Вулвертон, которая весьма тесно связана с Диснеем (например она участвовала в написании сценария Короля Льва), к ней можете и обращаться со всеми вопросами по поводу сценария, а также “что это блин такое вместо сценария?” В-третьих, для Диснея это является рецидивом, они уже предпринимали попытку анимационной экранизации “Алисы в стране чудес”, которая как раз и получилась, в лучших традициях Диснея, кастрированной, выпотрошенной, высушенной, набитой сухой соломой, зубы и когти были ступлены, шкура подкрашена “идентичными натуральному красителями” а вместо сердца был поставлен пластмассовый клапан. Нечто похожее было в свое время проделано и с русалочкой (вот только не говорите мне, что там такой же трагизм, как в сказке Андерсона, умоляю. Он был променян у злой ведьмы на бюстгалтер из морских раковин) Ну и что совершенно точно выдает преступную руку Диснея, так это отношение к своей аудитории. Дети Диснея не способный выполнить упоминаемое упражнение, поскольку они не думают. Им это не требуется. Для них уже созданы все необходимые условия, мораль аккуратно расставлена, все мешающие элементы устранены, все совершенно стерильно, предсказуемо, как та самая карусель в парке развлечений. Да, вы проезжаете мимо фигур-аниматронов, которые очень похожи на пиратов, драконов и монстров. Но мы то знаем, что ничего они вам не сделают, да и нигде вы не свернете с дорожки. Творчество Диснея – это Диснейлэнд и только Диснейлэнд, просто временами он передается в форме художественных и мультипликационных фильмов. В современной культуре есть такой термин, как “Диснейфикация”. Означает оно отделения явления, места или события от его оригинального смысла, и переделывая его в обработанный пастеризованный формат. Все негативные ссылки устраняются, все факты разбавлены для того, чтобы они выгладили более притягательно и проще усваивались. Места же избавляются от того, что к ним пришло со временем и предстают в идеализированной, туристически-ориентированной форме.
То, что люди называют получившийся продукт “сказками”, неумолимо приводит к мысли о том, как искажено понятие сказки сейчас, в результате, в том числе и диснеевского промывания мозгов. И хотя стоит признать, что визуально эти “сказки” получают зачастую довольно крепко сделанными и симпатичными, однако все они за крайне редким исключением набиты соломой, жвачкой и поп-корном.
И Алиса в Стране Чудес как никогда убеждает нас в том, что Диснейфикация продолжает двигать свой чудовищный механизм, который катком прокатывается по нашей культуре, превращая ее элементы в своих противоестественных симулякров. Казалось бы, руководство Пиксаровца Лассетера и удачный опыт Пиратов, сумевших вроде бы вырваться из цепких лап диснеевской философии на вольные воды, должно было раз и навсегда остановить этот ужасный механизм. На самом же деле они всего лишь отвлекли наше внимание, пока Дисней собирался с силами для неожиданного удара. Но теперь иллюзий нет – механизм продолжает работать, его жадная пасть готова поглотить новую жертву.
Поэтому вместо слов обвинения и удивления в адрес Тима Бертона как-то изнутри собственного естества хочется закричать: Беги, Тим! Беги, пока не поздно. Вспомни, твоя карьера началась в тот момент, когда ты ушел из Диснея в первый раз! Дисней поглотит тебя, прожует и выплюнет, добавив твой стиль механистически куда ему нужно!
Будем надеяться, что Тим услышит нас, что он не слишком поглощен саморефлексией, которая наверное и выливается в прогрессирующий творческий кризис, который заставляет прокрадываться мысли о том, что у Бертона не осталось оригинальных идей.(В самом деле, полнометражная версия Франкенвинни? О Старшие боги, Тим, мы тебя любим, но Франкенвинни был уныл даже в коротком формате! Потерянная в детстве собака - совсем не тот вид внутренних переживаний переживаний, что будет интересен внешнему зрителю.) Потому что альтернатива ужасает. И я позволю здесь процитировать крупного современного философа и культуролога Жана Бодрийара:

“The whole Walt Disney philosophy eats out of your hand with these pretty little sentimental creatures in grey fur coats. For my own part, I believe that behind these smiling eyes there lurks a cold, ferocious beast fearfully stalking us.”
(Вся философия Уолта Диснея ест из ваших рук с этими миленькими маленькими сентиментальными зверушками в сереньких пушистых шкурках. Я же со своей стороны считаю, что за этими улыбающимися глазами бродит холодный кровожадный зверь, угрожающе следующий за нами).


На этой предупреждающей ноте мы и закончим сегодняшний обзор. Надеюсь, что вы уследили за движениями рук и мне, в свою очередь, получилось донести до вас все, что я хотел и имел возможность донести. Пожалуйста, присоединяйтесь к обсуждению в результатов выступления в клубе. Встретимся в следующий раз во второй части нашего представления, посвященного второму Йокодзуне - “Бандиту Разума”.

@темы: Движущиеся картинки, Рецензии

URL
Комментарии
2010-09-10 в 09:57 

Весельчак У
There is no withdrawal to the Garden.
[вопиющий продолжает голосить в пустыне]

на широкоформатном мониторе четверть текста справа как раз выпадает на галактики - читать решительно невозможно.

2010-09-10 в 10:57 

Rusminin
THERE IS NO JUSTICE, THERE IS ONLY ME...
danga SkaTo
на широкоформатном мониторе четверть текста справа как раз выпадает на галактики - читать решительно невозможно.
Эк вы выпендрежники, широкоформатные мониторы. Ну я понял, в общем.
Я бы подправил сам, но руки кривые. Нужен кто-нибудь, кто бы аккуратно сместил картинку или что-нибудь еще такое.
Ну и если уж совсем не получается - читайте альтернативно тут

URL
2010-09-10 в 15:57 

Дарт Разиель
Did I hear you say that this is victory?
Как всегда, чертовски длинная, но отличная рецензия. Очень понравилось, со всем согласен. Мысли доносишь доступно и ясно, молодец.
:hlop:

2010-09-14 в 22:55 

Owl Sammy
Я всегда хотел знать, что в этом мире есть такого, ради чего стоит жить? - КОШКИ. КОШКИ - ЭТО ХОРОШО.
Читала с большим удовольствием)) Правда, в процессе прочтения во мне росло чувство расстройства в духе "Как?! Все-таки Бёртон?! Не может быть..." Но когда в конце выяснилось, что козни строит Дисней - ка-то отпустило даже)))
Спасибо огромное за Ваш труд =)) Буду с нетерпением ждать историю о Бандите Разума)

2010-09-18 в 09:31 

Fillakteria
Не забыть про надпись на потолке
Толковая рецензия, хвалю. Но я бы с большим удовольствием почитал о Внедрении.)

2010-09-19 в 23:37 

Rusminin
THERE IS NO JUSTICE, THERE IS ONLY ME...
Дарт Разиель, Moony Sammy, Fillakteria
Спасибо Комментаторам.
Но я бы с большим удовольствием почитал о Внедрении.)
Ну, будем надеяться, дойдем и до него.

URL
   

Торжество Интеллекта

главная